Наталья Осадчая: Бизнес конфликт – что это такое или Как превратить минус в плюс

Новости компании


2018-07-06         
4863

Интервью Натальи Осадчей, соучредителя S&P Investment Risk Management Agency, PhD, MBA, о роли конфликтов в жизни крупного бизнеса

Ни для кого не секрет, что Украина – страна рисковых инвестиций. Процветающая коррупция, отсутствие достаточной защиты прав частной собственности и многие другие факторы создают почву для развития бизнес-конфликтов. Сегодняшняя тенденция в стране – вовлеченность в такие конфликты большого количества участников, включая государственные и правоохранительные органы. А вот тех, кто мог бы разрешить конфликт и вывести компанию из него – единицы.

LDaily по этим вопросам пообщалось с Натальей Осадчей, соучредителем именно такой компании – S&P Agency, которая специализируется на минимизации конфликтов и выводе бизнеса из конфликтов любого уровня сложности. В своем интервью Наталья рассказала, что такое бизнес-конфликты, какими последствиями они чреваты для предпринимательства, о стратегии вывода бизнеса из конфликтов, какие инструменты необходимо использовать и какие бонусы получает бизнес, если успешно из него выходит.

LD: Наталья, расскажите, что такое в Вашем понимании «конфликт». И какие виды конфликтов сегодня существуют?

Н.Осадча: Конфликты (бизнес-конфликты) – это термин, который мы уже давно начали применять в нашей практике. Да, мы поняли, что много серьезных проблем в бизнесе не подпадают под специфику корпоративных конфликтов, при этом не могут быть идентифицированы как рейдерство. Мы также столкнулись с тем, что такие явления как рейдерство и корпоративные конфликты претерпели столь существенные изменения, так переплелись с другими формами и интересами, которые уже нельзя отнести к каким-то известных классических форм и/или классификаций. Для себя мы ввели термин «конфликт», который гораздо шире вышеуказанных определений и, конечно же, он включает в себя все известные нам виды конфликтов, которые существуют на сегодняшний день.

По нашему определению:

конфликт – это любая ситуация, что приводит к различным видам потерь для бизнеса.

В Украине сегодня огромное количество видов конфликтов, включая внешние, внутренние, с участием государственных органов, с участием партнеров, конкурентов, нынешних и бывших работников и тому подобное. Перечислять можно достаточно долго, мы даже вывели свою систематизацию видов конфликтов, которую представляем на своих тренингах для CEO.

На сегодняшний день в принципе не существует конфликтов в чистом виде – внутренних или внешних. И даже не важно, кто их инициировал, а важно то, что 95% всех конфликтов осуществляются с участием государства и/или правоохранительных органов, а уже в таком формате конфликт выходит на другой уровень.

Основная проблема – это неправильная идентификация конфликта. Например, в 90% случаев компания или ее консультанты не идентифицируют ситуацию как «конфликт», они придают ей статус «проблемы», которая относится к стандартной хозяйственной деятельности бизнеса. В связи с этим возникают следующие ошибки: неправильно определяется стратегия, инструменты, неправильно идентифицирована конечная цель конфликта, его возможные сроки, связанные с таким конфликтом риски, возможные потери, которые может понести компания, их виды и размер.

LD: Что делать компании, которая оказалась в серьезном конфликте?

Н.Осадча: Конфликт для компании – это всегда сложно. Сложно потому, что иногда для компании это первый подобный опыт. И как я уже говорила, понять и правильно идентифицировать конфликт на ранней стадии – это залог того, что предприятие избежит «глубокого погружения» и, как следствие, минимизирует сроки конфликта, риски и все виды возможных потерь для бизнеса.

Мы специально разработали ряд тренингов именно для CEO и/или владельцев бизнеса с целью научиться правильно идентифицировать конфликт. Мы показываем и подробно обучаем бизнес, что именно может указать на то, что компания уже находится в конфликте.

Приведу пример из другой сферы жизни, который, на первый взгляд, никак не связан с бизнес-процессами, но он очень красноречиво показывает, насколько важна правильная диагностика. К примеру, пациент приходит на консультацию к врачу, который после осмотра диагностирует у больного ОРЗ и назначает лечение согласно поставленному диагнозу. Конечно, такое лечение не принесет облегчения, более того, ухудшит состояние пациента. Но если бы врач провел полное обследование организма, то он мог бы заметить, что кашель у пациента – это следствие воспаления легких. То есть то, что он видит и слышит, это уже следствие чего-то очень серьезного и длительного. С бизнесом так же, и именно поэтому бизнес часто проигрывает, ведь неправильно идентифицирует ситуацию, и вследствие этого – неправильно выстраивает стратегию, использует не те инструменты и, соответственно, с самого начала придерживается неправильно выбранного вектора движения.

LD. Какие инструменты должен применить бизнес, чтобы выйти из конфликта победителем?

Н.Осадча: Наша компания занимается выводом бизнеса из конфликтов более 10 лет, партнеры же S&P занимаются этим всю жизнь, больше 20 лет. Мы долго шли к этому, методом проб и ошибок, и поняли, что вывести компанию из любого конфликта, используя только один или два инструмента, невозможно. Одни компании делают ставку только на юридические инструменты, другие берут за основу исключительно PR, третьи думают, что только GR поможет им выйти из сложной ситуации. Мы же утверждаем, что выбор инструментов, их периодичность (на какой стадии использовать), основные их месседжи должны тесно переплетаться между собой и выстраиваться в единую стратегию. В процессе развития конфликта, как стратегия, так и в начале выбранный набор инструментов будут меняться. Применение только одного инструмента или сознательное выстраивание стратегии только вокруг него напоминает мне картину, когда военный генерал хочет выиграть войну только за счет одного вида оружия, например, копья, хотя арсенал противника составляет пехоту, танки, авиацию и даже флот.

Обязательно должна быть комплексная стратегия, которая включает PR, GR, сочетание времени и месседжей. Конечно, без юридического инструмента невозможно вывести компанию из конфликта, особенно если уровень сложности высокий. Но работает только определенный набор инструментов в определенном процентном соотношении и с определенными месседжами, направленными на определенный результат.

Однозначно могу сказать, что только благодаря такому подходу компания S&P успешно выводит бизнес из серьезных и длительных конфликтов. Наши успешные кейсы являются показателем эффективности разработанной стратегии и избранных инструментов.

LD: Можете привести примеры различных видов конфликтов из практики?

Н.Осадча: Мы не имеем права разглашать кейсы с названиями фигурантов конфликта, но могу привести некоторые примеры различных видов конфликтов. Например, может быть внутренний конфликт между партнерами. Один из партнеров (официальный или неофициальный) получил контроль над исполнительным органом и фактически единолично контролирует компанию, финансовые потоки он также подчиняет себе. Что касается второго партнера, то варианты здесь могут быть разные: от юридического лишения последнего права собственности на бизнес, до уголовного преследования и устранения партнера от управления бизнесом.

Внутренние конфликты, как и любые другие, уже не существуют в чистом виде, а всегда тесно переплетаются с государством. Иногда проблемы у одного из партнеров начинаются именно с государственными органами, и только в процессе развития конфликта становится понятно, кто за ним стоит и кто был инициатором.

Есть внешние конфликты, когда конкурент по рынку осуществляет неправомерные действия в отношении другого игрока рынка, иногда лишь с единственной целью – получить долю рынка и клиентов своего конкурента. Такие конфликты часто «стартуют» по заявлению о преступлении, поданному конкурентами, и конечно же, такие конфликты так же осуществляются с участием как государственных, так и правоохранительных органов.

LD: Исходя из сказанного, «конфликт» очень напоминает военные действия. Как Вы думаете, можно ли говорить о сходстве таких явлений?

Н.Осадча: Сходство очень высокое, более того, термин «война» нередко применяется в контексте именно корпоративных конфликтов. Очень часто их называют «корпоративными войнами». Любой конфликт – это военные действия в миниатюре. Так же есть заинтересованное лицо, есть конечная цель конфликта, есть стратегия оппонентов и, как на войне, все видоизменяется очень быстро в зависимости от действий оппонента. Почему еще можно сравнить с войной, так это потому, что конечной целью очень часто является или бизнес в целом, или ценный актив, или значительная доля рынка, или финансовые потоки. А это, по сути, и есть жизненная артерия бизнеса. Поэтому и стратегия выхода из такого кризиса для бизнеса должна быть тщательно измеренной, системной, с применением правильных инструментов и исключительно в рамках правового поля Украины.

Еще хочется обратить внимание на тот факт, что правильный выход бизнеса из конфликта принесет ему достаточно серьезные бонусы. Мы даже дали этому явлению название «как из минуса для бизнеса сделать плюс». На нашем тренинге мы указываем, какие плюсы может получить бизнес от конфликта. В качестве примера можно говорить о формировании репутации как составляющей и среди бизнес-сообщества, и в отношениях с государством. Так же компания получает иммунитет от возможных конфликтов в будущем.

На самом деле из конфликта можно получить много плюсов, просто надо над этим поработать.

LD: Почему S&P выбрала для себя специализацию – вывод бизнеса из конфликтов – как основную?

Н.Осадча: Мы сознательно посвятили себя именно защите бизнеса. Мы начинали еще в далеком 1998 году, когда крупные инвесторы только начали заходить в Украину. И на самом деле мы потратили огромное количество времени и получили бесценный практический опыт. Мы получили уникальный шанс заниматься тем, что нам нравится, делать то, во что мы верим. Я так же само верю в узкоспециализированных специалистов, независимо от сферы их деятельности.

Проблема Украины в том, что у нас часто все предлагают все. Например, если вы зайдете в ресторан, то часто вы там найдете все – от суши до борща. Но невозможно быть хорошим во всем: или ты посвятил жизнь чему-то конкретном, и тогда ты именно в этом силен, или ты «везде и понемногу», а на самом деле – нигде.

Работа в качестве стратегического консультанта бизнеса, особенно в такой сфере как конфликты, возлагает на него полную ответственность за активы, инвестиции, а иногда и за бизнес в целом, включая личную свободу его владельцев. И поверьте, ответственность очень высока, как и ставки в таких конфликтах. Поэтому успешным будет именно эффективный консультант, у которого за плечами немалый практический опыт. Я считаю, что компания S&P на сегодняшний день соответствует тому, о чем заявляет, и я рада, что являюсь частью такой по-своему уникальной команды.

Эксклюзивно для бизнес-издания L.Daily

«S&P investment risk management agency» обладает исключительными авторскими правами данную статью. Автор имеет исключительное право контролировать использование данного материала, что означает запрет на использование данной информации без его согласия. Под информацией понимаются тексты, фото, рисунки, другие материалы. Любое использование материалов с данной статьи без письменного согласия автора запрещено. Под использованием понимается копирования, адаптация, рерайтинг, модификация и тому подобное. В случае выявленных нарушений автор имеет право на защиту авторских прав в порядке, предусмотренном ст. 50-53 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах».