Переход на качественно новый уровень всегда происходит через прохождение кризиса Это касается и человека, и компании

Новости компании


2018-01-09         
249

S&P Investment Risk Management Agency - единственное консалтинговое агентство в Украине, которое специализируется на защите рисковых инвестиций. Речь идет об аудите и минимизации рисков, урегулировании корпоративных конфликтов в большом бизнесе, а также о сопровождении компании после выхода из кризиса. Интервью с Натальей Осадчей для бизнес-издания LDaily - максимально откровенное, в нем раскрыты более глубокие вопросы, чем ведение бизнеса либо важность обучения для руководителей по вопросам решения конфликтов в их бизнесе. Это - полная переоценка себя, своих знаний и умений, места компании на рынке с учетом всех ее компетенций и применяемых инструментов. А также, ответ на вопрос - как молодая, красивая и хрупкая женщина может справляться с мужской работой, оставаясь при этом женщиной. Разговор с Натальей еще раз подтвердил то редкое исключение из правила, утверждающего, что в Украине есть люди с высокими ценностями, абсолютно четким пониманием своего места в жизни, а также со своим, на 100% работающим, подходом к бизнесу.

LD: Расскажите, пожалуйста, об идее создания компании S&P и ее трансформации.

Наталья Осадчая: Более 10 лет назад мы с моим партнером Сюткиным Николаем основали Siutkin and Partners Law firm, которая специализировалась на защите инвестиций. На тот момент мы уже имели более 10 лет опыта работы в крупных иностранных компаниях. В корпоративе мы достигли многого - больших окладов, бонусов, привилегий. Мы доросли до руководителей юридических департаментов и заместителей генеральных директоров, отвечающих за реализацию и хранение инвестиций крупных иностранных компаний. Работая в корпоративе, мы получили колоссальный опыт, но нам стало тесно и захотелось попробовать свои силы уже в качестве внешних советников.

Основной идеей создания компании было стать правильным аутсорс-партнером для крупного иностранного и украинского бизнеса, делать то, что мы делали для своих CEO. Честный совет независимого консультанта извне может кардинально изменить видение любой проблемы просто по тому, что когда находишься внутри, просто невозможно увидеть полную картину, а, следовательно, и выбрать правильный вектор движения. А консультант, который может просчитать и озвучить сценарии развития сложных бизнес-проектов, проложить правильный вектор движения и провести туда бизнес - это ценно. И еще это ценно тем, что мы выработали свою, не похожую ни на какую другую, методику ведения бизнеса, и этому нельзя научиться ни в университетах, ни в бизнес-школах, только огромное количество лет практики и решенных конфликтов дают такой шанс.

10 лет мы существовали на рынке как Siutkin and Partners, но все эти десять лет мы понимали, что делаем гораздо больше, чем юриспруденция в ее чистом виде. Это уже совсем другая услуга, которая обычно сначала была создана на базе юридической. Очень часто такие трансформации можно наблюдать в различных сферах с профессионалами, которые начинали экспериментировать и «скрещивали» свои базовые навыки и знания с совсем другими инструментами. Примеров множество, начиная от художников, которые достигли своих пределов в классической сфере и перешли в категорию «современное искусство». При этом, они применяют свой колоссальный базовый опыт, но сочетают его с другими, не типичными инструментами. Так и в нашей работе, юридические инструменты есть, конечно, основой, без которых невозможно создать надстройку.

Но, уже длительный период времени, они составляют лишь 35-40% от общей массы инструментов, которые мы используем в своей практике. Последний год мы часто задавали себе вопрос, кто же мы сейчас? Что мы делаем? Как мы это делаем? И поняли для себя, что мы уже давно не юридическая компания в чистом ее виде. Поэтому мы провели ребрендинг, частично изменили название, определили для себя рынок, основные компетенции и инструменты, которые используем. После этого внутри стало намного легче. Это похоже на то, когда ты себя долго искал, понял, кто ты есть на самом деле, тебе дали имя, которое соответствует внутреннему наполнению.

LD: Расскажите, пожалуйста, о S&P Agency и его отличия.

Н. Осадчая: Самое первое и, пожалуй, самое важное, это то, что мы работаем как внешний советник и консультант CEO и/или владельца бизнеса. Почему именно на этом уровне? Потому что только на этом уровне можно работать с бизнес вопросами и конфликтами. В любой бизнес структуре присутствует многоуровневая система подчинения, и в каждом сегменте есть свои правила, информация подается руководителю уже в начале обработана, не в чистом виде. Поэтому, конечно, СЕО сложно получить объективную информацию по разным объективным и субъективным причинам. На той стадии, на которой обращаются к нам, уже никто не понимает, в чем причина конфликта и как его решать. Мы даём СЕО совсем другое, альтернативное видение проблемы. Иногда, и даже довольно часто, наши выводы являются некомфортными, так как показывают бизнесу их ошибки. Поверьте, очень сложно признать, что виной всему стала именно ваша ошибка. В большинстве случаев мы можем с большой вероятностью определить, кто стоит за конфликтом, а из этого уже вырисовывается и стратегия защиты. Мы ценны тем, что мы абсолютно объективны, наши прогнозы сбываются с точностью в 99% и по этому мы эффективны для бизнеса. Ведь, если знать заранее, как будут развиваться события, негативные последствия можно предупредить, тогда и кризиса не будет, лишь слегка зацепит.

И еще очень важный момент:

мы действуем только теми инструментами, которые нам предоставляет действующее законодательство. И, поверьте, их у нас более чем достаточно.

LD: Чтобы перейти на новый уровень, обязательно проходить через кризис?

Н. Осадчая: Очень часто - да. Переход на качественно новый уровень всегда происходит из-за кризиса. Это касается и человека, и компании. Если человек не прошел кризис, он не изменился, а если он не изменился, он останется на том же месте, где и был. Это то, что мы наблюдаем очень часто. Если компания имеет амбициозные цели, она обязательно пройдет через кризис. Кризис, как правило, появляется лишь с одной целью, сделать бизнес и его владельцев лучше и сильнее. Понятно, что, проходя через кризис, компания должна будет измениться, изменить бизнес-процессы, мышление, принципы работы. Причем, иногда, бизнесу приходится меняться в достаточно сжатые сроки. Некоторые изменения компания проводит уже во время конфликта, но значительные изменения проводятся, конечно же, уже после завершения конфликта, с учетом «работы над ошибками».

LD: Правда ли, что основной задачей S&P Agency является сделать бизнес сильнее?

Н. Осадчая: Я бы так не сказала. Нас можно сравнить с инструктором по рафтингу. Мы помогаем бизнесу добраться до запланированной точки и пройти бурный маршрут целым и здоровым. Мы - проводники, которые помогают бизнесу чувствовать себя более свободно в сложных ситуациях. И, скорее всего, как следствие нашего сотрудничества, бизнес действительно начинает себя чувствовать сильнее, а его позиции на рынке - укрепляться, он получает имидж действительно сильной компании. И знаете какую закономерность мы отметили,

бизнес начинает инвестировать только тогда, когда ситуация становится контролируемой и он чувствует себя свободным.

LD: Может ли кто-то в Украине конкурировать с S&P Agency?

Н. Осадчая: Мне сложно об этом говорить, потому что SP Agency создала свою уникальную модель и формулу, которая трансформировалась и оттачивалась в течение очень длительного периода времени. Кроме того, кейсы наших клиентов настолько сложны, а уровень нерешенных конфликтов настолько высок, что сложно говорить о большом количестве желающих принимать участие в таких специфических делах.

LD: Как СЕО оценивают изменения, вызванные вашим сотрудничеством?

Н. Осадчая: Очень положительно. Всем понятно, что бизнес очень хорошо умеет считать и мыслит цифрами, а потому наша эффективность также измеряется в цифрах. И когда есть понимание сколько мы сохранили для компании и/или компания получила благодаря нашему сотрудничеству, то уже формируется наша экономическая эффективность и ценность нашего сотрудничества. Но вместе с тем, кроме экономичности, наши клиенты получают еще очень много ценного, уже в виде нематериальных активов.

LD: Глядя на Вас очень сложно поверить, что вы занимаетесь сложными бизнес конфликтами. Считаете ли Вы свою работу мужской и как Вы с этим справляетесь?

Н. Осадчая: Внешность часто обманчива (улыбается). Считаю ли я свою работу мужской - частично да. Я действительно научилась каким-то непонятным для себя образом сочетать несочетаемые вещи. И здесь нужно особенно поблагодарить нашего CEO и моего партнера Николая Сюткина, который не только в спорте получил титул Ironman, но и честно доказывает этот статус в бизнесе. Он действительно является у нас тем стержнем, который необходим для успешного прохождения конфликта. Но когда мне нужно выполнить свою часть работы и отстоять клиента, у меня каким-то образом включается внутренней ресурс, и тогда я перестаю быть «милой дамой», а становлюсь «жестким воином». Просто сначала были сложности с «выключением» этого статуса, особенно дома, но я с этим справилась. Если вы спросите меня, люблю ли я свою работу, то отвечу, не задумываясь, - очень. Это одна из основных миссий в моей жизни и это безграничный творческий поток.

LD: Наталья, я знаю, что у Вас есть степень PhD, практически 10 лет назад, дополнительно к основному образованию, получили также степень MBA в Американском Университете, не задумывались ли Вы о преподавательской карьере?

Н. Осадчая: Честно говоря, преподавательская карьера, в ее чистом виде, меня не очень привлекает. Свою основную ценность я вижу в практической плоскости, где есть реальные люди, дела, бизнес, которые нуждаются в нашей помощи. Вместе с тем, наша компания довольно часто проводит тренинги CEO, CFO. Так, например, недавно мы, в рамках сотрудничества с Посольством Швейцарии, провели обучение руководителей по вопросам тонкостей ведения бизнеса в Украине для швейцарских компаний на Swiss Business Meeting. Отзывы были очень положительные. Присутствовало около 40 руководителей, мы представили обучение на тему решения конфликтов. Мы хотели показать бизнесу наше видение конфликта, показать какие ошибки делает CEO и как правильно выходить из него. Это были чисто практические советы. Мы хотели расширить видение бизнеса, поскольку, согласно нашему опыту, определение конфликта гораздо шире, чем бизнес себе представляет. Согласно нашей классификации, конфликт - это любая ситуация, которая может иметь негативные последствия для бизнеса в будущем (и не только имущественные, но и репутационные, бизнес, личные и т.д.). И, поверьте, это достаточно большой сектор проблем. Например, уголовное дело, возбужденное в отношении компании по «надуманным» основаниям, по нашей классификации уже подпадает под определение конфликта. Не возвращенная вовремя сумма НДС, остановки судна в порту и причинённый материальный ущерб в сотни тысяч евро, аналогично будут квалифицироваться нами как конфликт. Одно можно сказать с уверенностью, такие учения являются полезными для бизнеса, так как они имеют большую практическую ценность, особенно для иностранного инвестора, для которого «правила игры» в Украине не понятны.

LD: Последний, но главный вопрос. Какие ценности Вы можете определить для себя, как основные?

Н. Осадчая: Первое для меня - честность. Для меня лично, это основное кредо, как в личной жизни, так и в бизнесе.

Второе, это доверие и уважение. Мы работаем только при условии полного доверия с клиентом. Без доверия, веры и уважения невозможно спасти ни бизнес, ни компанию. И, конечно же, свобода, свобода выбора, свобода воли.

Именно поэтому к нам приходят наши клиенты, и мы помогаем им обрести свободу.

«S&P investment risk management agency» обладает исключительными авторскими правами данную статью. Автор имеет исключительное право контролировать использование данного материала, что означает запрет на использование данной информации без его согласия. Под информацией понимаются тексты, фото, рисунки, другие материалы. Любое использование материалов с данной статьи без письменного согласия автора запрещено. Под использованием понимается копирования, адаптация, рерайтинг, модификация и тому подобное. В случае выявленных нарушений автор имеет право на защиту авторских прав в порядке, предусмотренном ст. 50-53 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах».